13 апреля 2011 г.

Настоящий человек

Сорока Анастасия

Все дальше и дальше, в глубь истории, уходят суровые годы самой страшной и разрушительной войны прошлого столетия. И все меньше в живых остается участников и очевидцев тех военных лет. Все слова меркнут и перед подвигом, и перед памятью. Одним их таких представителей молодежи, опаленной суровым временем, и был  мой родной дедушка Сорока Алексей Григорьевич.
Родился он в семье казака Григория Федоровича, участника I Мировой, воевавшего с германцами в 1914 году, имевшего ранения. Так, что с немцами в нашей семье давние счеты.
Когда по Европе уже бряцали фашисты, молодой Леша Сорока без отрыва от учебы в ФЗУ г. Краснодара посещал аэроклуб. По призыву ОСАВИАХИМа в 17 лет он уже «бороздил» кубанское небо, стремясь к своей заветной детской мечте – стать летчиком. Ярким примером для него были в то время нисходившие с газетных полос подвиг Чкалова, Ляпидевского. Все чаще в узких кругах ходили разговоры о наших крылатых героях и их подвигах в небе Испании. Но, увы, мечте его не суждено было сбыться.
Осенью 1940 года он был призван на действительную службу в Красную Армию, в 91 отдельный кавалеристский полк, который находился на границе с Польшей в г. Ломжа. Здесь-то и пригодилось его казачье происхождение.
Со своими армейскими жеребцами они сразу же поладили и на боевых занятиях были как одно целое. С ним в седле он и встретил трагическое утро 22 мая 1941 год. С сотнями других однополчан, ожесточенно сопротивляясь и отбивая фашистские атаки, пытаясь выйти из вражеского окружения, пробирались по густым лесам Белоруссии. Часто был на волосок от смерти, но видно ангел-хранитель знал свое дело.
Как-то раз попали под бомбежку со своим конем на легкой конной коляске в открытом поле, и прятаться было негде от бомб. И он инстинктивно спрыгнул и спрятался под коляску. Осколками перебило все деревянные спицы колес, за которыми сидел красноармеец Сорока, а ему хоть бы что.
В первые месяцы войны Красная Армия несла большие потери в живой силе, технике. У несостоявшегося летчика Алексея Сорока болью сжималось сердце, когда проходили через брошенные советские аэродромы с так и не взлетевшими, сгоревшими на взлетной полосе краснокрылыми «ястребками».
Эта страшная картина еще долго и часто будет ему являться во сне и в фашистском плену, куда он попал истощенный, контуженный, с побитыми осколками ногами. Потом с миллионами таких же, освобожденных Красной Армией оставшихся в живых, десять лет, от звонка до звонка, «осваивал просторы Сибири». Валил лес для только что освободившейся от фашистского ига Советской Родины.
И только с 1954 года, признанный реабилитированным, невиновным, все оставшееся время трудился слесарем на авторемонтном заводе. За многие годы добросовестного труда неоднократно отмечался наградами, грамотами и медалями. Правительства и общества ВОИР за внедрение в производство передовых технологий.
Десять лет уже нет с нами нашего ветерана, славного и доброго горячо любимого дедушки и, наконец, замечательного человека с такой насыщенной драматизмом тяжелой судьбой. Только настоящий человек поистине с железной волей и сильным характером мог бы все это побороть, пережить, воспитать и вырастить всех нас!
Я, как и все мы, ровесники, не знаю войны. Не знаю и не хочу войны. Но ведь ее не хотели и те, кто погибал, не думая о смерти, о том, что не увидят больше ни солнца, ни травы, ни листьев, ни детей. Ее не хотел и мой дедушка, судьбу которого исковеркала война. Вместо самолетов и мирного неба – на танки с шашкой. Тема войны – необычная тема. Необычная, потому что никогда не перестанет волновать людей, бередя старые раны и душу болью сердца. Необычная, потому что память и история в ней слились воедино.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий