26 апреля 2011 г.

История одной фотографии

Елизавета Стурова


Я с большим интересом перелистываю семейные фотоальбомы. Мне кажется, что черно-белые снимки хранят какую-то тайну. Тайну жизни и прошлого моей бабушки, ее знакомых и близких.
- Бабуль, какая ты здесь смешная. А это кто с тобой?
- Николай Дмитриевич Парубов.
- А  кто он такой?
- Хороший знакомый. Мы вместе работали в Доме пионеров нашего города в 70-80 годах, он руководил детским духовым оркестром.
-  А-а-а,  это из твоего прошлого.
- Да, но прошлое не забывается.
- Николай Дмитриевич – ветеран Великой Отечественной войны, юнга Северного флота.
- Юнга…, а кто они эти юнги? Еще ни  разу в жизни я не видела ни одного юнги. Расскажи мне о них.
- Стоял жаркий июль 1942 года. Вести с фронта были очень тревожные. И, наверное,  мальчишкам казалось, что их место только там, на передовой. Центральный комитет Всесоюзного К ВЛКСМ решил основать на Соловецких островах школу юнг военно-морского флота. Отбор в юнги шел ежедневным потоком,  жестко разделяя мальчишек на годных и негодных, на счастливых и несчастливых.
Четырем мальчишкам нашего города повезло оказаться принятыми в школу юнг. Это Юра Татарников, Боря Кондеев, Юра Луковский и Коля Парубов.
- А дальше. Что было потом?
- Учеба в школе юнг, и война! Совсем еще мальчишки  выдержали проверку боем с честью и до конца, вписав свою героическую страницу  в историю русского флота и России.
- Бабуль, я хочу узнать о них всё и  рассказать об этом ребятам нашего класса. Ты мне поможешь?
- Ну, конечно же, помогу!
Радости Анны Михайловны, супруги бывшего юнги Парубова, не было предела: «О моем Коленьке вспомнили, да еще место в музее выделили для его фотографии и медалей». Она  меня просто удивила, эта шустрая и веселая женщина несмотря на свои 90 лет. Помнит и знает всё и всех в нашем городе - «живой архив Ирбита». Воспоминаниям и рассказам не было конца. С благодарностью Анна Михайловна передала в дар нашему музею все, что хранила в память о муже. «Умру - все выбросят», - вздыхала она, вручая нам медали, значки, фотографии, документы и личные вещи ветерана.
Из воспоминаний Н.Д. Парубова:
«Первая встреча с морем произошла, когда поплыли из Архангельска на Соловецкие острова. Попасть на фронт теперь казалось делом реальным, но не тут-то было! Приходилось нести караульную службу, мокнуть под дождем, зубрить Уставы и общие положения шлюпочной сигнальной книги ВМФ…  Тоска зеленая! Но мало-помалу привыкал. Самым любимым занятием у нас было хождение на шлюпках. На ладонях появлялись мозоли, руки грубели от весел и от вязания морских узлов, но занимались морской практикой мы с удовольствием. Перед Великой Отечественной войной я окончил музыкальную школу, играл на баяне, трубе, пел, поэтому пришлось быть и запевалой. Флотских песен мы почти не знали, кроме известной утесовской песни про Мишку-одессита да песни, которую сочинил старший лейтенант Дубовой, командир второй роты радистов: - Мы юнги флота, крепки как бронь
За честь народа пойдем в огонь…, -  пели все с большим подъемом.
Через год, в октябре 1944 года, я  с отличием окончил школу. Служить пришлось на востоке, на Тихом океане, радистом на корабле связи. Участвовал в войне с Японией с 1943 по 1950 год. Семь лет отдал флоту. После войны  работал  сначала преподавателем в музыкальной школе, Доме пионеров и школьников».
В стихотворении Лев Вахромеев посвятил юнгам строки:
«Соловецкие юнги,
Наши мальчики русские.
Ваши плечи - по-детски худые и узкие
Заслонили просторы родной вам России.
Будьте вечно героями,
Будьте ж вечно живыми!»

И вот она готова - экспозиция «Юнги Северного флота». Вместе с мальчиками нашего класса мы подготовили литературно-музыкальную композицию «Венок славы».
Я очень рада за себя, за ребят, за бабушку, что у нас все получилось. Горжусь тем, что в моем родном городе Ирбите тоже были орлята  Великой Отечественной войны,  юнги Северного флота.

Комментариев нет:

Отправить комментарий