10 мая 2016 г.

Журавленок и молнии

Команда: п. Тавда, Центральная библиотечная система, филиал № 8

Главный герой романа В. Крапивина «Журавленок и молнии» Юрка Журавин легкий, стройный, аккуратный, ясный, доверчивый мальчуган, тонкий, как солнечный колосок. В романе очень часто родители, знакомые, друзья называют Юру Журкой, Журавленком, Журавушкой. Так получилось, что Юра сам во время произнесения Торжественного обещания юного пионера от волнения представился как Журка Юравин. С тех пор его и стали звать Журкой, а он и не обижался. Это имя очень подчеркивало характер Юры. Он, словно птица – журавль, летел к своей цели сквозь «черные молнии», которые время от времени били по нему или по его близким и просто знакомым. Но он их не боялся. Ведь с ним всегда, как талисман, был красный пионерский галстук.


Просматривая книги из дедушкиной библиотеки, Журка нашел прощальное письмо деда. Он писал: «Старости не бывает, если человек ее не хочет. Просто приходит время, когда лопается нить, которая связала тебя с крылатым змеем. Но змей вернулся. Я оставляю его тебе. Может быть, он поможет тебе взлететь. Учись летать высоко и смело. Ты сумеешь. Если тяжело будет – выдержишь, если больно – вытерпишь, если страшно – преодолеешь. И если будет в тебе, хоть капелька сомнения, если в самой-самой глубине души осталась крошка уверенности, что ты прав – делай по-своему».

И он делал...

Когда ходил в поход с учительницей Лидией Сергеевной и стоял в карауле с винтовкой, испугался того, кто шевелился в кустах. Но достоял вахту до конца, так как обещал учительнице. Чтобы стать смелым, Журка решил пройти ночью через кладбище от забора до забора. «Напрасно Журка думал, что весь его страх кончился. Оказывается, полчища этого страха сидели в засаде, и теперь они кинулись на Журку, навалились, затоптали, как конница! … И тут он увидел кота, привязанного к кресту. О страхе Журка забыл. Так трусость Журка искупил смелостью».

Когда главарь местных хулиганов Капрал заставил Горьку украсть бутылку коньяка из ящика во время разгрузки товара, он – Журка не побоялся и пошел в гараж, где под видом ремонта мотоцикла собирались 7-8-классники и творили свои злые дела. Он – Журка заступился за Горьку, когда за случай с коньяком отец устроил над сыном расправу. Он – Журка «... прочно взял Иринку за руку и повел мимо трех ребят, расхлябанно поведших себя, смотревших на Юру и Иринку не по-хорошему. Эти типы расступились. Один подставил ножку, но Юра перешагнул спокойно и Иринка перешагнула. Журка повел Иринку дальше. Кто-то из парней гыкнул им вслед».

Он – Журка повел себя по-человечески, когда к ним в квартиру пришел Валерик с мамой. Этот самый Валерик кинул камень в лобовое стекло мчавшейся машины, за рулем которой сидел Журкин папа. Из-за этого поступка Журка не успел на аэродром, чтобы проститься с Иринкой, которая навсегда уезжала с папой и мамой в г. Владимир. Мало того – он разбил лицо Журкиному папе. Журка выспросил у Валерика и узнал, что сделал он это не по своей воле:  его заставили мальчики.

Он – Журка отказался сниматься в спектакле, режиссером которого была дама с местной киностудии по фамилии Кергелен. Она в передаче «Подросток – проблемы и тревоги» опозорила Иринкиного отца. «... А он не виноват! Даже не разобралась! А теперь я должен сниматься, да? ... Иринка бы не стала сниматься. Я тоже не буду, я ее друг». Из-за этой передачи пришлось переехать в другой город семье Иринки.
«... Вот за это ты будешь исключен из пионеров...
– А галстук я не отдам. Зубами вцеплюсь»
И Журка на миг почувствовал себя одиноким.

«Он посмотрел на Горьку мокрыми презрительными глазами… и сразу подавился стыдом, как горячей кашей. «Ты что? – взглядом спрашивал его Горька. – Ты забыл? Забыл, как вечерами читали книги о плаваньях и бурях? Как я учил тебя летать на веревке? Как ты бежал за моим отцом и кричал, что я не виноват? Как мы там, на баррикаде из ящиков, стояли плечом к плечу... Думаешь, ты один такой гордый, а остальные – тьфу?»
«Горька, я…»

«... Дурак он был, Журка. Думал: тысячи спутников над всей Землей, лучи, волны, пульты с миллионами сигнальных огоньков! Нажал кнопку – и отвел чье-то горе. А как отведешь, если горе делают сами люди? Если кому-то в радость чья-то боль? Если одни смеются, когда другие плачут? Тут все пульты задымят сгоревшими предохранителями, полопаются все сигнальные лампочки, и спутники посыплются, как битые елочные игрушки...»

«…Как он может спорить? Что возразит этим людям, которые сильнее, умнее, старше?» Журавленок выстоял, ответив им твердое «Нет».

Этим не заканчиваются испытания. Сначала откровенный разговор с Горькой:                   «... Наверно, у каждого человека должен быть брат...
– Это будет в тысячу раз лучше машины...
– Какой машины?
– Да так, это моя фантазия... «Журка часто думал о машине счастья, потому что ... нигде на свете нет полного счастья и спокойствия».

А затем началась гроза. «Сквозь ливень, сквозь мгновенные розовые вспышки и грохот майской грозы Журка и Горька мчались вниз по Крутому переулку... Внизу, недалеко от Парковой улицы, вода с ревом срывалась в черный провал – в широкую, сантиметров тридцать, щель, которая открылась на мостовой и как раз разрубила правую часть дороги.
– Во какая пасть! Водопады глотает! – на бегу крикнул Горька. И оглянулся: – Журка, ты что?
А Журка стоял. Вода бурлила у его щиколоток и уносилась в гудящую пустоту. Журка сделал осторожный шаг – ближе к провалу. Пласт лопнувшего асфальта упруго закачался под ступнями.
– Ты что! – заорал подлетевший Горька. – Смоет! Или провалишься!
Но Журка стоял. Он-то был сыном шофера. Он знал, что случится, если на скользкой дороге врежется передними колесами в эту щель автомобиль.
– Беги в школу! Скажи кому-нибудь, чтобы позвонили в ГАИ.

Над Крутым переулком был самый центр грозы. Молнии стреляли уже не розовым, а белым светом, и гром трахал за ними сразу, без малейшего промедления. Журка пригибался от взрывов электрического треска, но делал это машинально. Он не боялся грома.

После очередного удара он не услышал, а, скорее, угадал, что сверху надвигается машина.
Журка нагнулся, выхватил из одежды шпагу. Намотал галстук на конец клинка, затянул узел, вскинул тонкий клинок над головой.

Тяжелый автомобиль шел, шел, шел, и его фары расцветали за стеклянной стеной  ливня, как громадные подсолнухи. Журка встал на цыпочки. Наконец, луч светящейся лампы коснулся галстука. Сырой кусок ткани налился неярким, но отчетливым багровым светом.

Теперь заметят!

И он стоял, вытянувшись вверх, и каждая жилка стонала в нем, дрожа от яростной и нервной силы. Струи били по лицу, но он не закрывал глаз и смотрел на свой крошечный красный сигнал».

Вот каков Юра Журавин – главный герой романа. Журавленок – еще не оперившийся, но идущий по правильному пути. Такой человек вытерпит все черные, даже самые страшные, молнии.

Роман «Журавленок и молнии» заставляет нас, жителей XXI века задуматься, а как мы живем, что считаем главным в жизни: материальное благополучие, достигнутое предательством, обманом, лицемерием. Или все-таки важно не идти против совести, не совершать дурных поступков даже, когда никто не видит и никто про это не узнает, уметь просить прощения и прощать, если это возможно. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий