13 апреля 2011 г.

Детство, опаленное войной.

Петренко Руслан

В годы Великой Отечественной войны на защиту Родины встали все - от мала до велика. Война шла по Кубани своими огненными шагами. Очень много страшных моментов из того далекого военного времени помнит моя прабабушка жительница станицы Александроневская Выселковского района Нина Жукова. 
В школу Нина пошла, когда ей исполнилось десять лет. Закончила четыре класса - это считалось, по тем временам, за неполное среднее образование. В 14 лет она пошла работать няней на промогороды - ухаживала за грудными детишками, пока их мамы выращивали овощи. Нину, девчонку, оставляли одну с семью-восемью младенцами. Хоть плачь, а детей нянчить надо. Год она проработала няней и началась война. 
По требованию военкомата её забрали из колхоза рыть противотанковые окопы. Осенью 1942 года, когда они работали под хутором Первомайским, вдруг неожиданно налетел немецкий самолет, пролетел так низко, что, казалось, коснулся крыльями их голов. Люди бросились врассыпную, а прятаться некуда, страху натерпелись - не передать. Из самолета полетели листовки, в которых было написано: «...Дорогие бабочки, не ройте эти ямочки, придут наши таночки; зароют эти ямочки!».  Слух дошел до станицы Александроневской, что прилетал самолет и всех пострелял. Мама Нины пробежала несколько километров к окопам. С криком, со слезами бегала над окопами, искала ее, звала по имени. А народу было там много, детским глазам казалось, что весь мир в  одном этом месте собрался. Но мама нашла ее среди огромного количества людей, схватила Нину, плачет, целует, упала на колени, обессиленная от усталости и страха, не могла на нее насмотреться. После этого их на некоторое время отпустили домой, а в зиму снова забрали на окопы, Полураздетые, без теплой одежды и обуви, они, вчерашние дети, рыли мерзлую землю, долбили ее кирпичами и лопатами. Нину, замерзшую как кочерыжку, привез домой ее станичник Иван Баранов, он был всего на год старше Нины. Она не чувствовала ни рук, ни ног, почти примерзла к саночкам, на которых он доставил Нину домой. Её мама занесла Нину в хату, напила в алюминиевую кружку бурячного самогона и заставила выпить, растерла и уложила на русскую печку - Нина заснула, как умерла, до утра ничего не чувствовала. Только рассвет сверкнул над их двором - уже стоит бригадир, кричит, чтобы Нина шла на работу. Мама плачет, просит, чтобы её оставили хотя бы на сутки, отогреться, а он отвечает: «Военное время - не положено!». И снова окопы. Прошла суровая зима 1943 года... Ранней весной всех детей и подростков собрали и отправили с мешками муки в станицу Тимашевскую. На дорогу туда ушло двое с половиной суток. Грязь, слякоть, сверху, дождь льет. Когда они дошли с мукой к какому-то солдатскому складу в Тимашевской, налетел немецкий самолет. Свист, визг, солдаты кричат; им: «Падайте!», машут пилотками, а они стоят, смотрят - вокруг вода и грязь, муку не бросишь, это же для солдат. Они с этой мукой бросились под железнодорожный мост, их было примерно 20 человек. Но самолет развернулся, полетел на Краснодар и стал с сбрасывать там бомбы - это все они слышали, у них под ногами трещала земля, все вокруг будто почернело от страха, дети  плакали, кричали. Старшие подростки со слезами уговорили кладовщика высыпать муку не взвешивая. Кладовщик согласился, кричит: «Высыпайте, да бегом отсюда, а то самолет вернется, сделает из вашей муки и из вас галушки!». Так они два раза носили муку в Тимашевскую. Летом 1943 года подростков забрали под станцию Тихорецкую рыть окопы - такой глубины и ширины, чтобы мог укрыться самолет. Рыли этот окоп посреди поля, трое суток лил дождь, они все мокрые как мышата, устали до смерти. Бригадиры не отпускали их домой обсохнуть и переодеться. Кричали только: «Не положено - военное время!»... Под дождем дети работали, по щиколотку в воде, спали на кучах скошенного бурьяна, многие тогда заболели брюшным тифом. А сестра Нины, которой было тогда 14 лет, потеряла слух. К концу лета военкомат запросил в колхозе шесть совершеннолетних на строительство железной дороги недалеко от города Керчь. Нина еще не была таковой, но ее везде выбирали первой из-за роста, говоря, что она высокая, шустрая, справится. Вот там она и увидела воочию войну. Бомбежки сутками, кругом убитые и раненые, реки крови. Было это все в станице Варениковской, от которой они тянули дорогу до Керчи. Вокруг густой камыш, змеи, грязь. Там Нина получила осколочное ранение в голову. Вся в крови, без памяти, была доставлена в госпиталь, где ей зашили голову и перевязали. Она побыла там три дня, затем Нину отправили на квартиру, откуда и возили целый месяц на перевязку. Потом девочку отправили домой.              
Страшно вспомнить все это... Когда станицу Александроневскую оккупировали немцы. Во многих хатах стояли фашисты на квартирах. Дети прятались от них. Когда подошли наши войска со стороны Газыря, немцы в спешке грузились на машины, стреляли, кричали. Пули свистят, моторы гудят, а Нина после ранения уже и страх потеряла. Стоит, смотрит на все это и ждет, ищет глазами наших русских. И вдруг видит, по саду бегут два молоденьких русских солдата. Подбежали к ней, спросили, где немцы, она все подробно им рассказала. Они попросили у нее еды. Нина бегом в хату схватила большую буханку хлеба, выбегает, руки протянула, но взять хлеб они не успели - их окликнул командир, и они ушли со всеми в сторону Бурсака. Так эти ребята уже 66 лет у прабабушки Нины перед глазами стоят, ей их так было жаль!.. Только недавно, по рассказам ветеранов войны, она узнала, что эти два мальчика похоронены в поселке Бейсуг в парке, немцы расстреляли их в Бурсаке. Теперь, на все праздники, им она на могилу приносит цветы.
После оккупации станицы немцы начали отбирать у людей скот и сгонять его в глухую степь в одно место со всех окрестных станиц. Место это в народе называли конфонд. Кроме скота, оккупанты забирали всех работоспособных девочек и мальчиков, Нина попала в их число. Немцы собирались везти их в Германию на работу, а скот на пропитание. Все дети толпились в открытой степи, без пищи и одежды. Нина до сих пор не знаю, как удалось её маме украсть и её, и их корову Зорьку. Конфонд находился от их дома примерно в 15-17 километрах, всю дорогу эту они прошли обратно с мамой пешком, прячась в высокой траве или в камышах. Когда они подходили к своей станице, увидели на гребле между Крупской и Александроневской пост полицаев. Очень испугались. Мама стала читать молитву, а Нина спряталась за корову, пригнулась и шла рядом с Зорькой. Что им помогло тогда, то ли молитва, то ли полицаи были добрые, то ли судьба у них такая. После этого прабабушку долго прятала мама. Но в тот раз немцы никого не успели отправить в Германию, началось наступление советских войск.
С каждым днем, с каждым годом все дальше от нас те «роковые сороковые», убийственным свинцом и все пожирающим огнем прокатившиеся по нашей многострадальной Родине. Как ни прискорбно об этом говорить: все меньше и меньше становится участников и очевидцев тех страшных событий. Дети, внуки и последующие поколения, чтобы не стать Иванами непомнящими родства, обязаны знать о том, что пережили, что испытали их предки. До войны это были самые обыкновенные мальчишки и девчонки. Учились, помогали старшим, играли, бегали-прыгали, разбивали носы и коленки. Их имена знали только родные, одноклассники да друзья. Пришел час - они показали, каким огромным может стать маленькое детское сердце, когда разгорается в нем священная любовь к Родине и ненависть к ее врагам. Мальчишки. Девчонки. На их хрупкие плечи легла тяжесть невзгод, бедствий, горя военных лет. И не согнулись они под этой тяжестью, стали сильнее духом, мужественнее, выносливее. Маленькие герои большой войны. Сегодня мы учимся у них беззаветной любви к Родине, смелости и достоинству, мужеству и стойкости. Над нами мирное небо. Во имя этого отдали свою жизнь миллионы сынов и дочерей Родины. И среди них те, кому было столько лет, сколько сегодня нам. И пусть каждый задаст себе вопрос: «А я смог бы поступить так?»  и, ответив самому себе искренне и честно, подумает, как надо сегодня жить и учиться, чтобы быть достойным памяти своих замечательных ровесников, юных граждан нашей страны. Они сражались рядом со взрослыми до того самого дня, пока Родина не была освобождена от фашистской нечисти, и по праву разделили со взрослыми славу героев-освободителей родной земли.

Комментариев нет:

Отправить комментарий